Бесплатный звонок для регионов: 8 800 100-23-13
Санкт-Петербург, ул. Восстания, д. 4
+7 (812) 411-11-22     Заказать звонок

Шведский Петербург?

Несмотря на внимание, уделяемое шведским правительством Ниеншанцу, дело с расширением его укреплений и превращением его в крепость, не меньшего, чем Нотебург (Орешек), значения, тормозилось.

План, составленный в 1698 году, то есть фактически накануне войны, показывает, что укрепления были еще далеки от своего окончания. Работы над возведением внешнего вала велись так, что доделывать его пришлось уже в момент приближения русских войск.

Гарнизон и артиллерийское вооружение крепости были явно недостаточны для того, чтобы она могла стать мощным оборонительным пунктом.

Причины такого отношения к крепости со стороны шведского правительства, лежат не в беспечности шведов. Дело было в том, что у шведов возникла мысль о постройке новой крепости ниже по Неве, у самого ее устья.

На острове Луст-Эланд. На том самом месте, где был позднее основан Петербург!

В 1698 году анонимный шведский автор еще одного плана Ниеншанца в объяснительной записке к нему писал, что он предполагает «подать всеподданнейшее мнение как о том, должно ли Ниеншанц или Нотебург принять за настоящую точку защиты, или же крепость построить при впадении Невы в Балтийское море».

Ниеншанц перестал удовлетворять тем военным задачам, какие ставились шведами при его основании. Шведские военные инженеры пришли к мысли о необходимости переноса крепости в другое место.

Весьма вероятно, что этот проект был выдвинут впервые не в 1698 году, а раньше. Если это так, то становится вполне понятным, почему шведское правительство не позаботилось сделать из Ниеншанца крепость первоклассного значения.

Пока же разрешался вопрос о переносе крепости в другое место, началась война, и тогда было уже поздно думать о расширении укреплений Ниеншанца.

К тому же и Карл 12 после Нарвы не верил в возможность перехода русских в серьезное наступление. Вот почему Ниеншанц оказался мало подготовленным к защите и взятие его русскими войсками далеко не потребовало от них тех усилий, с какими были связаны осада и взятие Нотебурга.

Почему шведы не стали делать новую крепость еще раньше?

Скорее всего берега Невы в ее устье были слишком заболочены и «трудоемки» для создания не просто крепости, а города.

Если крепость еще можно было построить и содержать за казенный счет, то на торговых и ремесленных людей бюджет королевской казны не распространялся. А самих торговцев в болота невозможно было заманить простым указом. Для них пришлось бы слишком много строить, осушать, создавать инфраструктуру.

Швеции это было не надо.

Торговый путь в Россию был хоть и весьма выгоден, но не на столько, чтобы заниматься развитием этого края всерьез.

На старых шведских картах видно, что территории и южнее и севернее Петербурга на 50 км довольно плотно заселены. Заселен и южный берег Финского залива.

Невские берега тоже имеют постройки. Видно, что имеются крупные сооружения, обнесенные стенами в двух важных местах: там, где в последствии возник Летний дворец Петра I в Летнем саду, и при ответвлении от Невы на Петровской набережной (где сейчас стоит крейсер Аврора).

Были заселены стрелка Васильевского острова, берега Фонтанки, да и вдоль всего течения Неве разбросаны небольшие поселки.

Безусловно, для крупномасштабного городского строительства эти земли не подходили. Но говорить, что Петербург был построен в чистом поле, было бы несправедливо.


Карта Ингрии генерала Стюарта, датирована 1699 годом Карта шведского землемера, датирована 1640 годом


1. "Карта Ингрии" генерала Стюарта, датирована 1699 годом.

2. Карта шведского землемера, датирована 1640 годом (для нас она непривычна, так как нарисована вверх ногами)


Напомним, для шведов расточать казну на невские берега не имело смысла.

Другое дело Царь Петр – для него будущий город был необходим как воздух.


© 2009-2019 Туристическая компания Арина.

Туроператор по Санкт-Петербургу и Северо-Западу России

Вверх